?

Log in

No account? Create an account

istmat


Сообщество «Исторические Материалы»


Previous Entry Share
Всего вам доброго, уважаемые товарищи
Sergey Goltsev wrote in istmat
Не знаю, вернусь ли к блогу. Слишком много всего скопилось непрочитанного, неосмысленного. Капитализм пожирает время, которое я мог бы посвятить более полезным вещам, но, увы.
Прошу товарищей предоставить мне отпуск по усталости...
И ещё. Как вы к этому отнесетесь - дело ваше. Не глядите на события советской истории через призму пропаганды, всё подвергайте сомнению и проверке. Сталинцами (осмелюсь так назвать) были совсем не те люди, которых нас приучили ими считать.И начало всему отнюдь не в Хрущеве.
Жму руки.

В качестве чтения выходного дня отрывок из воспоминаний, переданных мне в рукописи автором несколько лет назад:


[Spoiler (click to open)]«Родился я в Белгородской области, Корочанского района Нечаевского сельсовета д. Покидово 22 ноября 1925г. Отец и мать были крестьяне. Отец - участник 1-й Мировой войны, инвалид 3-й группы, награждённый двумя Георгиевскими крестами. На фронте проникся большевистскими идеями, которым фанатично верил до конца своей жизни. В Гражданской войне поддерживал Красную Армию. В годы НЭПа, как и все крестьяне, хозяйствовал единолично, не имея, лошади для обработки земли, а корову заимел только в 1928г. Был одним из грамотеев в деревне, т. к. в детстве закончил с похвальной грамотой церковно-приходскую школу, но в бога не верил, в церковь не ходил. Характером был твёрд, настойчив, трудолюбив, не пил и не курил. Когда началась в 1930г. коллективизация, стал одним из её сторонников и организаторов. Как одного из грамотных сельчан его избирают председателем Нечаевского сельсовета. На его плечи и других активистов - крестьян из Нечаево и Покидово легла задача по вовлечению в колхозы крестьян, конечно с помощью районного звена работников. Принимал участие в раскулачивании трёх наиболее зажиточных односельчан. Так, одна из семей имела водяную мельницу, трактор «Фордзон», механизированную крупорушку, Более 10 лошадей, 15 коров. Другие две семьи были менее богаты, но тоже имели до 5-10 наёмных работников, особенно в летнее уборочное время. Сыновья этих семей в Гражданскую войну были белогвардейцы. Хозяева этих семей,  вместе с сыновьями,  перед выселением сбежали из села, устроились на шахтах Донбасса. Женщин и детей  оставили в селе, Советская  власть конфисковала  у них крупное имущество: землю, сады, мельницу, крупорушку, лошадей, трактор, коров, оставив по одной на семью,  и оставили в покое женское и детское население этих семей.  Сбежавшие мужчины из кулаков, как потом, оказалось, подались в шахтёры на Донбасс, где ощущался большой недостаток в трудовых ресурсах. Через несколько лет эти остатки богатых семей забрали их хозяева на Донбасс,  и они стали трудящимися угольной промышленности и сферы обслуживания. Никаких эксцессов, убийств, насильственных выселений в Нечаево и Покидово (это около 400 хозяйств) не было.

Отец мой, Мещеряков Иван Дмитриевич, 1895г рождения, инвалид (одна нога была короче другой на 6 см.) от ранения на царско-германском фронте, еще будучи председателем сельсовета, провёл работу среди селян д. Покидово и вовлёк в колхоз около 30 семейств из почти 100 семей в деревне. Нынешней пропагандой создалось мнение, что, якобы,  в колхозы пошли одни пьяницы и лодыри. По рассказам отца и матери и уже по собственному наблюдению (мне было 6 лет), пьяных среди колхозников никогда не видел. Колхоз завладел имуществом раскулаченных: мельница, трактор, скотные дворы и немногочисленный скот - лошади и коровы и умножал, как мог, эту общую собственность. Земли вступивших в колхоз и сбежавших из села поступили в общий земельный фонд колхоза «Свободный труд». Общими усилиями весной 1932г. была проведена посевная кампания в колхозе. Колхозники поделились семенами из своих скромных  запасов, небольшую помощь оказал район, выделив немного разного посадочного материала, отправленного с Кубани. Однако лето 1932г. поразило все посевы страшной засухой и жарой. С апреля по июль ни одного дождика. Если озимые ещё дали, какой- то урожай, то яровые хлеба, овощи, картофель сплошь выгорели. Следовательно, колхоз и единоличные хозяйства оказались под угрозой голода, что и случилось весной и ранним летом 1933г. Страшная засуха 1932г. охватила большую часть Украины (в основном Южной), Центрально-Чернозёмные области и многие другие районы страны. Нечерноземье, Урал, Сибирь, где не было особой засухи,  помочь не могли, там коллективизации пока не было, а у единоличника хлеб взять было почти невозможно. Запад не собирался помогать Советской власти, правящие круги кап. стран только радовались нашей беде. Кстати, колхоз оказался более устойчив к засухе и голоду. Ни одного человека из семей колхозников в 1933 г. не умерло. Коллективный труд, коллективная помощь сыграли позитивную роль. Всего же от голода в 1933г. из единоличных семейств умерло из двух поселений несколько десятков человек. Фактически была съедена вся живность в хозяйствах. Единоличники завидовали колхозникам, но они сами были в трудном положении и помочь ничем не могли. Отец, создавая колхоз никого, принудительно туда не тянул. Хорошо зная селян, уговаривал вступать в артель только трудолюбивых, непьющих, добросовестных. Сказался, видимо, кроме природного  характера отца и военный опыт. В царской армии, во время войны, он дослужился от рядового до фельдфебеля (старшины), пока не был тяжело ранен.

После перенесённого голода 1933 г. многие селяне стали писать заявления, проситься стать колхозниками. Урожай 1933 года был вполне приличный. Колхоз «Свободный труд» стал в числе передовых в районе. Это заметило и руководство Корочанского района. После уборочных работ, вывоза небольшого хлебного налога в государство и засыпки семенного фонда, моего отца, Ивана Дмитриевича с целью укрепления Советской власти посылают осенью 1933г. Председателем сельсовета  большого пригородного украинского  села Погориловка (около 2000 хозяйств), в том числе и для организации колхозов в этом селе. Я, по малолетству лет, не помню, по какой причине меня взял отец в Погориловку. Я, было, пошёл в Нечаево осенью в первый класс Нечаевской школы, но через 2-3 недели (точно не помню) меня перевели во 2-й класс сразу. Дело в том, что зимой 1931 и 1932 гг. мать привлекли к учёбе грамоте в так называемый ликбез (ликвидация неграмотности), т. к. меня не было куда девать: отец и предсельсовета и предколхоза, приходил с работы только спать. Мать, идя на занятия, брала и меня, давала мне карандаш и какую-то тетрадь и требовала, чтобы я слушал, чему учат и выполнял всё, что скажет учитель. Хорошая, свежая память ребёнка на лету схватывала всё, чему учил учитель. Остальные учащиеся были в основном молодые неграмотные семейные женщины. Занимались по очереди в тех хатах, которые были попросторнее. Учащихся, в основном колхозниц, было около 15 человек. К концу зимы учитель научил большинство женщин читать по слогам, писать печатными и письменными буквам и выполнять простейшие задачи счёта. Как-то учитель заметил: «Лучший мой ученик у меня Миша, молодец!». Вот поэтому меня сразу перевели во второй класс. Но, Погориловка украинское село, и, все предметы в начальной школе преподавали по «украинской мове». Поэтому эту зиму в школу я не ходил. Отец,  приносил мне какие-то книжки и сказки, газеты и я их пытался самостоятельно читать.

Из жизни в Погориловке я помню до сих пор необыкновенное, как бы сейчас сказали, криминальное, событие. Итак, в сельсовет поздним вечером к моему отцу пришла молодая женщина. Сквозь плач и слёзы она рассказала, что она жена красноармейца, который в данное время проходит службу в армии, а она со своим ребёнком, сыном красноармейца, проживает в доме своего свёкра,  очень богатого человека, который дал своё согласие на брак сына с бедной девушкой, т. е,  затем, чтобы обмануть власть и скрыть свою сущность, как отец защитника государства. На самом деле это был страшный человек. Он издевается над невесткой. Несмотря на богатство и обилие съестного в доме он морил голодом невестку и своего внука, не давая им пищи по несколько суток и держал их в отдельной комнате под замком. Сыну пишет, что жена и сын его живут, ни в чём не нуждаются, несмотря на голодное время. Письма сына к жене и её письма к мужу он уничтожает. Невестке удалось прибежать в сельсовет, когда случайно пьяный свёкор забыл запереть дверь её комнаты. Молодая женщина рассказала, что по ночам в крытом дворе, в саду и в гумне с специально проваленной крышей, работают какие- то люди, а в конце ночи куда- то уходят. Отчётливо она слыхала удары лопат, ломов и подъезд подвод к сараю и саду ночью, а после разгрузки подводы куда-то уезжают. Узнав, что женщина, придя в сельсовет, спрятала у надёжных знакомых сына, Председатель сельсовета посоветовал в дом не возвращаться, а утром к свёкру будут вызваны работники райисполкома, милиции, следователи для проведения обыска. Когда из райцентра г. Короча утром прибыли для обыска отряд милиции, следователи и стали искать хозяина и хозяйку, то их не оказалось дома. Ночью, на тачанке, запряжённой лучшими лошадьми, они скрылись в неизвестном направлении, однако через 2 дня были задержаны на вокзале г. Белгорода. Прибывшие для обыска люди с инструментами обнаружили в сарае и в саду 10 хорошо оборудованных и замаскированных хранилищ с мукой, крупами, зерном - всё в мешках. Стены ям - хранилищ были обложены деревянными срубами и обиты досками. В хранилищах были настланы добротные полы. В двух ямах-хранилищах обнаружены склады с оружием и боеприпасами, в том числе несколько десятков винтовок, 2 пулемёта «Максим», гранаты, сабли, сёдла для лошадей и т. д. Обыск происходил поздней осенью. В декабре снега ещё не было, надеялись, что снег всё замаскирует.
Всё это я слышал, когда отец, в доме, где мы жили, рассказывал председателю райисполкома и начальнику ЧК. Взрослые думали, что я, находясь в другой комнате, сплю, и ничего не слышу. Полный рассказ об этом эпизоде во всех подробностях я услышал от отца много лет позже, когда прибыл в каникулярный отпуск из Ярославского военно-политического училища, по окончании 1-го курса в 1947г, т. е 17 лет спустя. Оказывается, свёкор этой женщины, бывший офицер из донских казаков, готовил восстание против коллективизации, с целью уничтожить и запугать во всех окрестных сёлах советский и колхозный актив. Такие базы создавались и в других районах, где начиналась коллективизация. Когда я спросил: «куда девали зерно, муку, пшено?», он ответил, что была составлена авторитетная комиссия, которая распределила около 1500 пудов продуктов наиболее голодающим семьям района и спасли их от голодной смерти.

Однако отец в Погореловском сельсовете проработал всего один год и вернулся опять председателем организованного им колхоза. Зимой 1933 на 1934 год его вызвали в райком и райисполком и поручили важное государственное задание: провести работу среди своих колхозников и, на добровольной основе, разделить имущество колхоза на две части, оставив 50% лошадей, общественный крупный рогатый скот, корма, инвентарь в прежнем колхозе «Свободный труд», а часть отправить на Украину, в Харьковскую область, Близнецовский район, д. Никольское для создания там колхоза. Это дело поручили отцу. Он «агитнул» ещё десять семей. Своё жильё мы оставляли, но нам предоставляли бесплатно дома (хаты с сараями) в Никольском. После голода и раскулачивания (уехали на Донбасс), после ящура и лошадиного сапа в деревне не осталось даже  собак и кошек. Всё съели.
И вот прибыл наш небольшой « эшелон помощи». По приезду «москалей» было проведено собрание селян и приезжих, на котором был создан колхоз с названием «Ленинский шлях» (путь). Председателем райком рекомендовал отца - Мещерякова Ивана Дмитриевича, избран единогласно. Весной успешно провели сев (нашими семенами). За колхозом закрепили 1000га земли. Почти одновременно в 7-ми км от колхоза уже открыли МТС (машинотракторную станцию) с новенькими тракторами «Фордзон» (американскими) и уже своими советскими тракторами ХТЗ и СТЗ, которые по договору с колхозами выполняли наиболее трудоёмкую работу: вспашку, посев, уборку урожая. С МТС, как с государственной организацией, колхозы рассчитывались зерном, отправляя на заготзерно (элеватор). Оставшуюся часть урожая распределяли между членами колхозов по трудодням, создавали семенной фонд для колхоза, часть шла на фураж скоту. Первый же урожай 1934г в колхозе «Ленинский шлях» был хороший. На указанные выше нужды его вполне хватило и ещё осталось на расширение производства: создавалась свиноферма, скотоферма, птицеферма, верее, их начало. На трудодень колхозникам было выдано по 1,5 кг зерна. И если в семье двое трудоспособных в среднем зарабатывали по 300-400 трудодней каждый, а на семью 600-800 трудодней, то семье хватало хлеба вполне до нового урожая, тем более у каждой семьи было своё подсобное хозяйство, не менее 1,5 га земли. До самого начала ВОВ колхоз креп из года в год, развивалось животноводство, овощеводство (картофель, капуста, свекла, в т. ч сахарная, помидоры, огурцы, колхозный сад, и т.д). Кроме зерна эта продукция распределялась по трудодням. Часть продукции продавалась на колхозном рынке в городах: Лозовая, Павлограде, ПГТ Близнюки, сдавалась в сельпо. В колхозе появились деньги и в конце года их выдавали на трудодни, по 1-2 рубля на трудодень. На эти деньги можно было приобрести товары (одежду, обувь). Каждая семья, кроме того, могла реализовывать часть продукции со своего подсобного хозяйства. Небольшие деньги получали колхозники за счёт обязательной продажи молока и мяса в государство. Так, например, за десяток яиц сельпо платило 1 рубль деньгами, молоко- 75 коп за литр. Обязательная продажа молока была установлена 200 литров в год. Сам я, будучи школьником, носил молоко на приёмный пункт. В колхозе построили на 120 семей небольшой клуб, Дом Правления колхоза, скотофермы. Наш колхоз был в числе лучших в районе, хотя и небольшой. Трудодень был хорошо оплаченный, поэтому колхозники трудились на совесть, особенно весной, летом и осенью. Молодёжь, как я помню, не хотела уходить из села. Даже те парни, которых послали в ФЗО, через полгода - год из предприятий Харькова увольнялись и оказывались опять в своём колхозе. Больше десятка семей прибыло из разных районов страны, в том числе из Киевской области, Смоленской, Курской. В-общем, колхозники жили значительно  лучше, чем до коллективизации в единоличных хозяйствах. Питались все хорошо, труднее было с одеждой, обувью, предметами быта. Но, начиная с 1937г колхоз, часть зерна продавал в г Харьков на «хлебные рубли» в обмен на одежду, обувь и т. д, тоже с учётом трудодней.

Начиная с пресловутой перестройки и, особенно после 1990 г. печать, радио, телевидение всячески лгут на коллективизацию, колхозную жизнь и вообще обливают грязью колхозное село. Что можно, на мой взгляд, и большинства селян, сказать по этому поводу? Только несколько доводов:
1. Если бы не были созданы колхозы и совхозы СССР проиграл бы войну фашистской Германии наверняка. Попробовала бы власть взять продукты в огромных объёмах у частника, он бы их так запрятал, что никакое НКВД не нашло бы. А ведь это не Гражданская война, в которую продотряды собирали по крохам голодающему рабочему классу Питера, Москвы и др. городов и отрядам Красной Армии. Потребности в продовольствии в период ВОВ были в десятки-сотни раз больше, чем в Гражданскую войну. Только в РККА постоянно надо было кормить 25-30млн чел. Все четыре года войны и после неё.
Городское население тоже увеличилось, по сравнению с 1918-22гг, примерно в пять раз, его надо было тоже кормить. Даже фашисты, захватив самые плодородные районы, дававшие перед войной около половины продовольствия страны, оставляли колхозы, не распускали их, заставляя работать на Германию. Наше сельское хозяйство к началу войны было высокомеханизированным и, даже то, что осталось не оккупировано, справилось со снабжением, не допустило голода, кроме Ленинграда, находившегося более трёх лет в жестокой блокаде.
2. В ряды РККА было призвано из села более 90% мужчин призывного возраста. Их заменили женщины, старики, подростки и дети и давали городам и армии всё, что нужно было: продовольствие, живую силу, танкистов (трактористов), командные кадры. Более 75% офицеров, генералов, маршалов – бывшие колхозники и селяне вообще.
3. Разве можно было оставить таким, каким было сельское хозяйство в конце 20-х годов? Я помню, мне было 6 лет, как с отцом мы ходили по своим делянкам в 10 соток, 6 соток, 12 соток, 14 соток, а всего чуть больше 1га, вместе с придомным огородом. Каждый участок (их было 7)был в разных местах, т.к. землю делили по её качеству и отдалённости на всех жителей деревни, что бы ни было обидно. Ближние участки, например, на 30-40 семей, дальние участки так-же, по плодородию опять так-же на 30-40 участков и почти каждый год участки менялись. Во-первых, у хозяев участков не было заинтересованности удобрять землю, улучшать её плодородие. И, во- вторых, попробуй на таких маленьких участках примени машинную технику. Даже лошадьми и быками (если найдёшь) попробуй, развернись с сохой (основной был пахотный инвентарь в сельской России) или плугом. К тому же, увеличивалось количество семей. Молодые семьи хотели иметь свою землю, а её в общине больше нет, вот и надо было мизерные участки ещё дробить. Такие хозяйства не кормили даже себя, не говоря о какой – либо товарной продукции. И так по всей России. Разве, что в Сибири и на Дальнем Востоке были солидные поля, много свободной земли, но её целину нечем было поднимать, обрабатывать. Вот эти районы и давали основную товарную продукцию, в т. ч. и на экспорт. Так что без создания колхозов и совхозов, создания собственных заводов по производству сельхозтехники, ликвидации мелких участков, межей обойтись было нельзя. Коллективизация сельского хозяйства, создание крупных механизированных хозяйств была крайняя, объективная необходимость. Создание крупного механизированного сельского хозяйства, как и строительство десятков отраслей промышленности, тысяч новых предприятий, в т.ч. и оборонных, а для их деятельности, управляемости необходимо было подготовить грамотные кадры, создав десятки тысяч школ, техникумов, ВУЗов, т.е. провести культурную революцию. И всё это необходимо было сделать (и сделали) в кратчайшие сроки, за 10-15 лет. За эти годы: 1930-1940 была, под руководством Коммунистической партии, всем Советским народом, во главе с выдающимся Вождём-стратегом И.В. Сталиным создана база Победы в Великой Отечественной войне. СССР за эти 10 лет с 6-го места по валовому внутреннему продукту вышел на 2-е место в мире и первое в Европе. Это будет ответом всем критикам-очернителям Советской истории. Такое отступление, на мой взгляд, было необходимо, что бы понять обстановку в рассматриваемый период моего детства.

После переезда на Украину, в д. Никольское открыли русскую начальную школу, а местные дети из украинских семей учились в соседнем селе Григоровке в 2-х км от Никольского. Я, конечно, пошёл в русскую школу во 2-й класс. Но, через год русскую школу закрыли, ввиду малого числа школьников. В 3-й класс мне пришлось идти учиться в украинскую школу, вплоть до 8-го класса, на украинском языке. Третий и четвёртый класс я закончил там же и стал «ударником» (хорошистом). С пятого по восьмой учился в с. Олексивка на украинском языке в средней школе. Со второй четверти 8-го класса отец меня отправил учиться в ремесленное училище при ХТЗ в г Харьков. Мне не хотелось, но отец сказал: «Никто из родителей не соглашаются отправлять из дома ребёнка. Кого же председатель, коммунист может отправить по обязательной разнарядке, как не своего сына»? Это его принцип: показывать пример во всём. Первым он ещё в Белгородской обл. в д. Покидово привёл свою корову в колхоз, что бы было молоко в колхозном детсаду, первым выходил на уборку урожая или сенокос, хотя, как председатель мог бы не брать косу в руки, и целый день косить траву, скосив наибольшую площадь, к тому же он был инвалид, хромой, и никто не заподозрил бы его в лентяйстве.

Ремесленное училище на Харьковском Тракторном заводе было образцовым. Построено специально для Ремесленного Училища: учебный корпус, цеха, столовая, учебные классы, актовый зал и т. д. Программа учебного курса рассчитана на 2 года, выпускать должны были рабочих 4-6 разрядов. Это был первый госнабор для подготовки высококвалифицированных рабочих для ХТЗ. Здесь должны быть готовые Сталинские рабочие кадры. Преподавательский состав, мастера, воспитатели были подобраны образцово. 1-й курс должны были закончить 30 июля 1941г, но, 22 июня началась Отечественная война. Нас сразу же перевели на 3-х сменную работу и учёбу, в т. ч с ночной сменой. Токаря точили мины и снаряды. Наша группа слесарей-инструментальщиков выпускала слесарный инструмент для ЗИПов танков. Ночью 850-тысячный город погружался в темноту, соблюдалась строжайшая светомаскировка. Около 15 июля всё училище было направлено в г. Змиёв для выполнения окопных работ. Фашисты дошли до Киева, велись ожесточённые бои за украинскую столицу. На окопных работах по сооружению противотанкового рва и установке металлических «рогаток» мы работали до конца июля, а в начале августа всех сельских ребят отпустили по домам на 2 дня, забрать зимнюю одежду, проститься с родителями. ХТЗ и Ремесленное училище его эвакуировались на Алтай в г. Рубцовск (там и поныне остался построенный ХТЗ тракторный завод). Когда я прибыл домой родителей едва застал. Четыре семьи коммунистов во главе с моим отцом должны были эвакуировать весь колхозный скот. Для семей на телегах были уже готовы типа цыганских кибиток, покрытые кровельным железом. Я собрал вещи, попрощался с родителями и пошёл на ст. Самойловку в 6-ти км. от Никольского и в 18 км. от города и узловой станции Лозовая. Кассир в Самойловке сказала, что только сейчас позвонили из Лозовой - на Харьков билеты не продавать. Немцы высадили два парашютных десанта, перерезали железную дорогу. На станции уже была паника, немцы форсировали Днепр и захватили плацдарм на левом берегу. Это 120 км от нашей деревни Никольское. Мне пришлось вернуться домой и на следующий день рано утром мы выехали на Восток, забрав весь колхозный скот. Это около 200 голов крупного рогатого скота, 400 овец, 100 голов свиней-молодняка, т.к. взрослые жирные свиньи больше 2-х дней перехода выдержать не смогли бы или даже 10 км, их роздали в семьи оставшихся колхозников. Так началось наше путешествие за 1500км, в Сталинградскую область, станицу Усть-Хопёрская на р. Дон (в 40 км от Шолоховской станицы Вёшенская).

В литературе, в воспоминаниях никто не написал про эпопею эвакуации своим ходом миллионов колхозного скота на Восток. Я обратил внимание в походе, как-то пришлось подняться в солнечную погоду на высоту, и я увидел, что кругом, от горизонта до горизонта на 10-15 км шёл скот на Восток с Западных регионов Украины, где гонщиками были назначены в основном парни и девушки, а не семьи, как у нас. Они вскоре побросали свой скот и вернулись домой, по-видимому, сославшись на бомбёжки и обстрелы скота. Это соответствовало истине. И наш обоз со скотом неоднократно обстреливался. Да и двигались мы на Восток вместе с отступающими нашими войсками. Немецкая авиация полностью господствовала в воздухе: бомбили населённые пункты, ж.д. станции, города, отступающие с техникой войска, ж.д. эшелоны. Свиной молодняк прошёл 4-5 дней и ноги у них стали кровоточить, они стали ложиться. Пришлось отцу и завфермой Яковлеву С.П. искать военных интендантов, чтобы по акту передать свиней для питания личного состава. Наш «караван» пошёл быстрее, в основном за сутки проходили по 15-20-25 км. После прохода нами Донбасса фронт приостановился, шли тяжёлые бои и мы могли двигаться помедленнее – 10-15 км, в основном в дневное время, свернув на параллельные трактам дороги, что бы скот мог медленнее попутно пастись. Останавливались в самое жаркое время под деревьями, маскируя себя и скот, готовили пищу, доили коров, чаще всего на землю, т.к. бидонов  было всего 4 или 5, а один всегда с водой для семей. Меня с девушкой Лидой Хурдой назначили гнать овец. У нас их было около 400. Некоторых при бомбёжках ранили или убили. Но, как-то, во время ночёвки к нашей овечьей отаре примкнула бесхозная овечья отара, примерно около 300 голов. Так, что мы «приобрели», а не потеряли овечье стадо и на место пригнали около 700 овец, которых потом по акту передали 21-й Армии на Дону. Крупный наш рогатый скот пополнил колхозное стадо станицы Усть-Хопёрская, куда мы прибыли в конце октября 1941 года, когда уже выпал снег и морозы ночью доходили до -10 градусов. Ночевали семьи в кибитках. У нас в семье была ещё моя пятилетняя сестрёнка Маня, тоже переносила с нами все трудности. Мы с моим одноклассником, сыном завфермы Яковлевым все почти 4 месяца спали в скирдах соломы или сена. Ни одной ночи не спали в помещении или кибитках. Родители спали обычно в кибитках. Когда начались похолодания мы вступили в казачьи поселения, и, надо сказать, что встречали они нас недружелюбно. Даже как-то сестрёнка простудилась и температурила 38-39 градусов, её не пустили казаки (как раз на хуторе Кружилино - родине М. Шолохова). Только в маленькой хате иногородней семьи (не казаки) нам дали приют, не только больной, но и всем разрешили целую ночь по очереди греться. Но через 2 дня мы, наконец, добрались до назначения (по документам) в ст. Усть-Хопёрскую на р.Дон. Там нас приняли неплохо. Фронт остановился в Донбассе, в 500 км или даже больше. Здесь было спокойно всю зиму, весну и половина лета 1942г. Я пошёл работать слесарем в МТМ (машинно-тракторная мастерская) при МТС, ремонтировал с.х. технику. Всем трудоспособным из наших семей нашли работу. Но, как известно, в июне 1942г. Гитлер и его Генштаб изменили свою стратегию и основные силы вермахта бросили на Юг нашей страны по двум направлениям: на Сталинград и на Северный Кавказ с целью перекрыть нашему фронту поставки ГСМ и продукцию из Баку и Кавказа, где добывалось и перерабатывалось более 85% нефти и ГСМ страны. Почему Сталинград стал главной целью фашистов? Более 2/3 ГСМ перевозилось в навигационный период по Волге, Сталинград «бесил» Гитлера своим названием, это был танковый призводитель. Наш бывший «караван» оказался на направлении главного удара фашистских войск на Сталинград. Руководство колхоза и Усть-Хопёрского сельсовета, вместе с созданным местным штабом обороны, снова возложило на наши 4 семьи, эвакуированных с Украины, эвакуировать колхозный Усть-Хопёрский скот далее на Восток, через Дон и Волгу, за Сталинград. Скота, конечно, было в два раза меньше, чем мы пригнали в декабре 1941г. (от бескормицы зимой скот был порезан или погиб), но задача была прежняя. Наступление немцев было стремительным. Переправы через Дон немецкой авиацией были уничтожены, пришлось крупный рогатый скот переправлять вплавь. Стадо коров и молодняка оказались способными форсировать 600-метровую ширину Дона вплавь. В полном составе стадо крупного рогатого скота во главе с быком-производителем, на шее которого плыл я с палкой и не давал ему повернуть назад. Когда он увидел противоположный берег, так и помчался, как катер. Я оглянулся: плывёт около 200 голов за своим вожаком. За 30 минут крупный рогатый скот был переправлен. Овец пришлось по 6-8 штук переправлять на лодках, семьи тоже. Подводы были приготовлены на левом берегу Дона, где у колхоза была ферма. Фронт догнал нас и мы двигались на Восток вместе с ним. В районе райцентра Верхний Балаклей была паромная переправа через Волгу и после 5-ти дневной очереди в Приволжском лесу, наконец, на паромной барже, ночью, переправили нас со скотом на левый берег Волги, а затем наш путь лежал в заволжскую степь, в 100 км. от Сталинграда, в колхоз «Красная звезда» Эльтонского района. Тогда шли ожесточённые бои в Сталинграде, а над нами происходили почти ежедневные воздушные бои. Мы работали в колхозе, мне было 16 лет и 8 месяцев, работу мне поручили - учётчика, а фактически, бригадира полеводческой бригады. Пришлось руководить уборкой зерновых, давать наряды колхозникам (женщины и подростки), заниматься отправкой зерна за 60 км на заготзерно, вспашкой зяби, заготовкой кормов скоту на зимовку. Однако эта работа была прервана мне повесткой из военкомата. Прошли 10-ти дневные военные сборы в начале сентября 1942 года, а затем нас отправили на окопные работы под Сталинград на левом берегу. Там мы сооружали окопы, траншеи, блиндажи до конца ноября 1942г, а после окружения немецкой группировки в Сталинграде и успешного контрнаступления Красной Армии, нам дали на сборы домой по 10 дней для подготовки к призыву в РККА и в конце декабря я был призван в ряды Вооружённых Сил СССР и направлен эшелоном в г Пугачёв Саратовской области в запасную стрелковую бригаду, где было около 30 тыс. молодых солдат, проходивших подготовку до отправки в маршевых ротах на фронт. Так началась моя 34-х летняя военная служба в СА…»
Полковник в отставке Мещеряков Михаил Иванович.
30 сентября 2005 года.


Хостинг картинок yapx.ru

  • 1
Усталость пройдет, несомненно. Сил Вам и терпения для новых свершений, а также всех благ. А нельзя ли подружиться с Вами в ФБ?

Спасибо на добром слове, товарищ. Вам взаимно мои добрые пожелания.
Насчет фейсбука - я его забросил в 2014 году, если память не изменяет, ещё раньше забросил вконтакт. На фейсбук захожу лишь тогда, когда здесь сбрасывается авторизация, чтобы восстановить, ничего там не пишу.
А подружиться можно. Вот моя почта: fondstalin@gmail.com
Можно так же в случае чего писать сюда, либо на сайт, либо у товарища Реми Майснера меня можно найти, либо у Оксаны https://onb2017.livejournal.com/
Это я к тому, что писал здесь постом ниже, если кому-то из товарищей понадобится моя помощь.

спасибо!
очень интересно.

Не на чем. Пожалуйста.

(Screened comment)

Re: История коллективизации глазами очевидца (публикуе

Спасибо, товарищ, за распространение.
Очень жаль, что уже никогда не будет его воспоминаний о военных годах...
Друга его зарезал власовец за красноармейскую книжку уже после окончания войны.

Вот тоже давно понял, что массу времени трачу зря. Литературы и материалов по любым вопросам более чем достаточно. В обсуждениях крутятся одни и те же темы, так что если не заглядывать, то ничего особо и не меняется. А если кому действительно что-то конкретное нужно, обычно в личку пишут сразу(и сам так же пишу). И да, масса книг лежит, которые просто необходимо изучить, а то все некогда. Бытовуха очень сильно мешает, приходится заниматься одновременно кучей дел, при этом понимаешь, что дела эти пользы-то не приносят обществу вообще, а времени отжирают много.

Сергей, здравствуйте, и вы тоже? Я не видела, только сейчас у Светланы увидела. У меня, как видите, это вылилось в то, что я ни о ком ничего не знаю, поскольку совсем хоть убейся нет времени. Даже не знаю, что сказать. Понимаю, сами знаете сколько раз сама бросала. А теперь вроде бы продолжаю, но постоянно чувствую, что не хватает сил, опять заболела слегка, хотя совсем не могу себе этого позволить, ну что тут делать. Я даже не читала ответы всяких черных кто он там, черт его возьми, вы тоже ему не стали отвечать. На них вообще не стоит обращать внимания.

И тем не менее, движение есть, а времени нам дали десять лет, пока капиталисты совсем планету не разнесли. Так что отдыхайте. И если что у меня размещайте материалы, даже если не в тему. Вот честное слово, не стесняйтесь, а если будут лезть с тупыми вопросами- забаню и все тут.

Здравствуйте, Оксана! Спасибо Вам за отклик и доброе слово. Я сайт не бросаю ни в коей мере и читать материалы у друзей не бросаю. Бросаю что-то писать сюда, в блог сайта. По крайней мере пока. Не вижу смысла в дублировании сайтовских материалов. Если что-то нужно для своих - найду и поделюсь личным порядком. А своих я знаю, даже тех, кто ни разу здесь даже лайк не поставил :0)
Раньше у меня было больше свободного времени и имелась возможность заниматься рекламой Истмата. Теперь капитализм придавил и жизнь заставляет ужиматься...

Ну, я в выходные пытаюсь хоть как-то повеселиться, разумеется, за счет буржуа и их пропаганды. Но, увы, сплошное уныние, как тут не растерять все силы, особенно когда их и так нет, не говоря уже о времени? Так что я, конечно, понимаю, и сама, скорее всего скоро не выдержу.

Прочел, Оксан, прочел. Только, как почти всегда, молча... Простите уж меня за такие подходы. Газеты листаю старые и журналы. У Реми вот отметился, а у Вас...

  • 1