Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Сталин в ссылках. Часть 1

Так как люди порой путаются в ссылках И.В. Сталина, решил набросать небольшой очерк (небылицы, кои гуляют по сети, разбирать не буду). Вторая часть, возможно, будет, в том случае, если обнаружу какие-то документы.
Пока небольшая заметка в дополнение к материалу lost_kritik

http://lost-kritik.livejournal.com/51402.html

Видов ссылок в то время было несколько. Во-первых, ссылка по суду. Более распространенной была административная высылка «в места Сибири отдаленные» или же «в места Сибири не столь отдаленные» (были еще варианты, в том числе – «в отдаленные губернии, кроме сибирских», что означало высылку в Архангельскую или Вологодскую губернию). К началу XX века эти термины исчезают (по крайней мере, я пока не встречал), зато установилась своего рода градация.

Наиболее тяжкие «государственные преступления» наказывались ссылкой в Восточную Сибирь. Более легким вариантом являлась высылка в Архангельскую губернию, за ней шла Вятская, после – Вологодская губернии. Еще бывали ссылки в Уфимскую губернию, но такие встречаются редко. С началом русско-японской войны ссылка в Сибирь на время прекратилась, и всех отправляли в северные области.
Collapse )

Попытка освобождения Н. Г. Чернышевского из ссылки

Н.Г. Чернышевский в 1864 г. был приговорен к каторжным работам (первоначально сроком на 14 лет «по конфирмации приговора» он был сокращен императором до 7 лет), а в дальнейшем должен был жить в городах Сибири «бессрочно» (то есть — до конца своих дней). Каторгу Николай Гаврилович отбывал в Нерчинске (это известная каторжная тюрьма), а в 1871 был отправлен на поселение в Вилюйск — маленький городок в Якутской губернии. По официальным данным, численность населения Вилюйска в 1856 г. составляла 400 человек, в 1897 г. - 611 человек. С точки зрения правительства, размещение там человека, которого оно опасалось, было очень удобно — глухой уголок империи, далеко от центра. К тому же жил он там под караулом (что не предусматривалось приговором, но было принято именно такое решение), что, к слову, и подорвало его здоровье.

Народники периодически вынашивали планы освобождения Н.Г. Чернышевского, и ближе всех к этому подошел И.Н. Мышкин — создатель нелегальной типографии в Москве, где в начале 1870-х годов печатали народническую литературу. В 1874 организация была разгромлена (напомню, что по России тогда прокатилась волна арестов участников «хождения в народ»), но ему удалось скрыться за границу. И именно там он принял решение освободить Николая Гавриловича и перевезти его в Благовещенск.

План был довольно дерзкий, и Ипполит Никитич подошел к нему довольно основательно. Он задумал явиться в Вилюйск под видом жандармского офицера и увезти Н.Г. Чернышевского. Первым делом он приехал в Иркутск, где раздобыл бланки документов и скопировал необходимые подписи. Там же он устроился в телеграфную школу для изучения профессии телеграфиста и благодаря этому вскоре получил необходимые бланки депеш, приходивших из столицы. Замечу, что И.Н. Мышкин являлся выпускником школы военных кантонистов, и в ней освоил ремесло стенографиста (причем являлся отличным стенографистом, по некоторым данным, служил в штабе войск гвардии и в Академии Генерального штаба), поэтому получить доступ к необходимым документам и подделать их ему не составило большого труда — он быстро нашел общий язык со всеми рядовыми служителями тех учреждений. И летом 1875 он с документами на имя жандармского поручика Мещеринова явился к исправнику в Вилюйске.

Однако тут его подстерегла неудача. К тому времени в жандармское управление просочились сведения о подготовке побега Н.Г. Чернышевского. Пришли они от зарубежной агентуры (надо сказать, что именно тут III Отделение добилось успеха — о жизни эмиграции оно знало многое, в то время как внутри страны революционеры оказывались под арестом, по большей части, благодаря случаю или доносам, которые были редким явлением). Видимо, И.Н. Мышкин с кем-то делился своими планами, и это стало известно полиции. Незадолго до его приезда в Вилюйск, туда поступило предписание, не допускать никого к Николаю Гавриловичу, несмотря на любые официальные документы. Ипполит Никитич заявил исправнику, что поедет в Якутск, чтобы «выяснить причины этого безобразия», и тот навязал ему в сопровождающие двух казаков. Которые, конечно, были не столько сопровождающими, сколько караульными, и Ипполит Никитич уже понявший, что дело провалилось, попытался от них избавиться в дороге (благо путь был не близким — Вилюйск от Якутска отделяет больше 600 км. - и проходил по безлюдным местам). Это ему удалось (одного казака он при этом ранил), однако местности И.Н. Мышкин не знал, поэтому вскоре был схвачен местными властями.

Позже было отправление в Санкт-Петербург, тюремное заключение, суд вместе с другими участниками хождения в народ, блестящая речь на процессе 193-х, обвинение в создании «противозаконного сообщества». Интересно, что в организации освобождения Н.Г. Чернышевского его, вроде бы, не обвиняли (лишь в оказании сопротивления при задержании). Судя по всему, этот эпизод власти предпочли замять и не придавать огласке. А Николай Гаврилович был отпущен из заключения в Вилуйске значительно позже.

Литература:
Богина С., Кириченко Т. Революционер-народник Порфирий Иванович Войноральский. М., 1987.
Короленко В.Г. История моего современника. Кн. 3 // Собрание сочинений в 10 томах. Т. 7. М., 1955.